Извозчики в Москве

«Ванька», «лихач», «голубчик», «ломовик» — так бы в современной Москве называли таксистов. А в дореволюционном городе это были извозчики. Между прочим, у каждой категории было свое место на городских улицах!


        «Ваньки» — самые дешевые экипажи, часто в плохом состоянии, с вечно уставшей деревенской лошадью. Таких извозчиков брали небогатые люди, чтобы просто добраться
в нужное место. «Ваньки» же были и самыми бесправными: городовые обдирали их не хуже, чем современное ГИБДД. В общем, это современное такси эконом класса.
       «Лихачи» считались рангом повыше. У них были лакированные коляски и ухоженные лошади. Они выходили на работу ближе к вечеру и работали всю ночь, ведь их основными клиентами были офицеры, богатые купцы, кавалеры с дамами. Они любили заказывать экипаж на ночь, чтобы ездить из одного ресторана в другой. И, конечно, с ветерком носиться по московским улицам — отсюда и «лихачество».
       «Голубчики» считались аристократами среди извозчиков. У них были самые нарядные коляски с мелодичными поддужными колокольчиками, которые звенели на всю улицу.
А название произошло от знаменитого кучерского выкрика: «Эх, голуби!». Особый московский шик — заказать на праздники нарядную «тройку» и прокатиться с ветерком под грозное: «Поберегись!» Это - как такси бизнес-класса.
       «Ломовые» же — особая категория, предки нынешней «газельки». На их крепких
и широких санях перевозили различные грузы.​​


     Кстати, и тогда уже был техосмотр. Каждую коляску проверяли на исправность, также не допускались тощие, изможденные лошади. А еще экипаж нельзя было оставлять без присмотра, извозчик был обязан сидеть на облучке даже в лютый мороз. Именно поэтому другое требование — всегда быть трезвым — извозчиками выполнялось редко.
       Аналог госномера у каждого извозчика тоже был — сначала их крепили на спину, позже стали прибивать к облучку или на видном месте экипажа. Извозчики «приличных» категорий были обязаны следить за своим внешним видом, к «ванькам» же особых требований не было. Ну и особым признаком солидности извозчика считалась борода, поэтому даже юноши пытались ее отрастить.
       До появления конки, а затем и трамвая, у извозчиков в Москве конкурентов не было.
Но в XX в. их количество стало уменьшаться. Так, в 1914 их было около 16 тыс., а в 1928 — уже всего 5 тыс. В 1939, когда извозчику из песни Леонида Утесова приходилось отправляться за лошадью «от Сокольников до Парка на метро», о своей принадлежности
к этой профессии заявили всего 57 человек!

Июль 5, 2018, 11:50 д.п.